Полная версия
Msport.NewsRbk.ru - Спорт
Загрузить приложение на Андроид

Нет, спасибо

Установите приложение NewsRbk.ru на Андроид!

Перчатки Льва

21 Октября 2019, в 21:06 | Обсудить на форуме

Мне кажется, что Яшин был в моей жизни всегда. Хотя я не вправе был бы считать себя очевидцем яшинской эпохи: слава овеяла имя легендарного вратаря еще до моего рождения, но выпуклая линза черно-белого «КВН» — одного из первых советских телевизоров — раскрасила детство в футбольную радугу.

Яшина в кепке — неизменном атрибуте его спортивной молодости — я не застал: стал различать футбольные клубные цвета, когда Лев Иванович играл уже с непокрытой головой. После победного финала в Париже на Кубке Европы в шестидесятом один из прорвавшихся на газон болельщиков в суматохе трофейно сдернул чемпионскую кепку с головы вратаря.

Когда я мысленно возвращаюсь к детству, сквозь футбольные десятилетия, мне отчетливо видится, что смотрел я в основном только на Яшина, даже когда он в одиночку переминался с ноги на ногу в прямоугольнике ворот, наблюдая за игрой на чужой половине поля. Колоритная фигура Яшина была гораздо привлекательнее, чем разворачивающееся футбольное действо вдалеке от него, а мальчишеский эгоизм мысленно гнал вперед соперников любимого «Динамо» в предвкушении чуда — яшинского броска за мячом в мертвую «девятку».

Впервые попав с отцом на футбол, по-детски непоправимо расстроился: не столько из-за голов Стрельцова, забитых яшинскому дублеру, сколько из-за того, что встреча с Яшиным на стадионе не состоялась…

Разве мог я, даже воспарив в несбыточных мальчишеских футбольных снах, вообразить себе, что спустя годы в аэропортовском зале «Шереметьево» буду с Яшиным и Симоняном встречать Пеле, прилетевшего в Советский Союз на открытие гольф-клуба…

К тому времени я уже был знаком с Яшиным, на этом основании по молодости наивно полагая, что жизнь удалась. Первый раз увидел Льва Ивановича в непосредственной близости на базе сборной в Новогорске, сидящим на лавочке с сигаретой в руке, и он любезно предложил составить ему компанию. Яшин с пачкой «Столичных» — к курению его приучил в военное время отец, чтобы четырнадцатилетний подросток у заводского станка не заснул и не покалечился, — меня столь же ошеломил, сколь могла бы подействовать на воображение картина: Лев Толстой (в честь которого Яшин и назван) за рулем «Волги».

Великий бразилец появился в «шереметьевском» холле с заминкой, после дотошной паспортной проверки: пограничники ожидали Пеле, а прилетел по метрическим данным какой-то Эдсон Арантис ду Насименту… Трогательно обнял Льва Ивановича со словами: «Папа Яшин, амиго!». Я по-репортерски вцепился в Пеле, напоминая со стороны повисших гроздьями на его плечах защитников и засыпая бразильца градом вопросов. Яшин с Симоняном пытались меня урезонить; наконец терпение Льва Ивановича лопнуло: «Ну имей совесть, — укоризненно говорил Яшин. — Он чуть ли не сутки летел, дай человеку прийти в себя…»

Я, конечно, прикусил язык и на следующий день на торжественном мероприятии на всякий случай держался от Яшина подальше, как провинившиеся партнеры на футбольном газоне, по вине которых мяч влетел в сетку его ворот. Но Лев Иванович доброжелательно пригласил к своему столику, видимо, в глубине души понимая, что за моей журналистской бестактностью крылось не что иное, как желание лучше сделать свою работу.

Мало кому из мальчишек уже во взрослой жизни выпало счастье общаться с кумиром своего детства. И эпизодические встречи с Яшиным в послефутбольной его жизни мне необычайно дороги, хотя ни на какое общение накоротке я, разумеется, даже мысленно не претендовал. Но тепло редких встреч ощущаю и сегодня.

На приеме в мюнхенском Английском саду после финала чемпионата Европы восемьдесят восьмого года Лев Иванович был уже на протезе. К нему выстроилась очередь: пожать руку, попросить автограф, поднять бокал — почитатели ни на минуту не оставляли великого вратаря в покое. Но, смирившись с неустанным вниманием сотни гостей, Яшин в рубашке с коротким рукавом подмерзал и сетовал, что организаторы не предупредили насчет коктейля на открытом воздухе.

Я предложил свою куртку. «Ты не простудишься?» — по-домашнему спросил Лев Иванович. Во мне ожил мальчишка, сидящий в Петровском парке на трибуне за яшинскими воротами, — сорвал с плеч куртку, так что рукава затрещали.

Мы возвращались в Москву разными рейсами, но в «Шереметьеве» я случайно пересекся со Львом Ивановичем — его везли к машине в кресле. Глядел на эту картину, и ком застрял в горле, но Лев Иванович приветливо помахал рукой: «Куртка-то твоя пригодилась…»

До сих пор краснею при мысли, как опоздал на 60-летний юбилей Льва Ивановича в модный по тем временам ресторан «Союз» на Речном вокзале. Причина, правда, была уважительная — разве мог я не передать репортаж о матче с участием сборной мира на «Динамо» в его честь, где на притихшем стадионе ликующе читал стихи Евгений Евтушенко: «Лишь для такого вратаря на штангах расцветают розы…» И пока я смущенно мялся в дверях банкетного зала — рябило в глазах от приехавших со всей планеты футбольных звезд, — Лев Иванович поднялся на протезе со своего юбилейного места: «Иди, я тебе местечко держу», — усадив вместе с «черной жемчужиной», португальцем Эйсебио, предшественником по мировой славе своего соотечественника Роналдо.

фото: ru.wikipedia.org

Фрагментарные воспоминания кому-то кажутся незначительными в сравнении с истинным величием Яшина — самого влиятельного вратаря двадцатого века; но мне они необычайно дороги, в том числе и как свидетельство подкупающей простоты человека, олицетворявшего во всем мире, как и Гагарин, огромную страну. Страну, которая, говоря по совести, была безмерно виновата перед Яшиным.

Тассовский корреспондент на чемпионате мира в Чили в шестьдесят втором, профан в футболе, обвинил в поражении Яшина. Народ еще с войны свято верил сводкам Совинформбюро, трансляций мировых первенств в те времена не было, — Яшина на его родном «Динамо» беспощадно освистывали, с трибун в адрес футбольного бога неслись оскорбительные выкрики, оказались забыты победы на Олимпиаде пятьдесят шестого года и на Кубке Европы в шестидесятом…

Притом что Лев Яшин не просто выручал московское «Динамо» и сборную СССР — в воротах он спасал. Немолодой по футбольным меркам тридцатидвухлетний Яшин мог и закончить с футболом под болельщицкий неодобрительный гул, не сыграв лучшие матчи. Но помог советом тогдашний динамовский тренер Александр Пономарев, предложив уехать в деревню на любимую рыбалку.

< ...

Вернуться к списку новостей | Полная версия

  • Комментарии (0)
avatar

Введите ссылку

Введите текст ссылки

Введите ссылку

Введите ссылку (youtube.com)

Войдите через социальную сеть
или анонимно
Создавать опрос могут только зарегистрированные пользователи.

Идёт загрузка...

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Новости
Спорт